rusbasketball.ru

Разработано совместно с Ext-Joom.com

Разработано совместно с Ext-Joom.com

A+ A A-

Дмитрий Соколов: «Не обижаюсь, что меня не вызвали в сборную, но некий осадок остался»

Оригинал интервью находится здесь. Автор материала Алексей Козуб. 06.10.2015.

Центровой «Красного Октября» Дмитрий Соколов рассказал о причинах переезда в Волгоград, четырех сезонах в ЦСКА и впечатлениях от Евробаскета, а также признался, что все центровые в душе добряки.

 

- Летом проходила информация, что вы могли остаться в УНИКСе или вернуться в «Локомотив-Кубань». Почему в итоге оказались в «Красном Октябре»?

– Да, предложения от разных клубов у меня были, но не стопроцентные. До конкретики не доходило. Разговоры вроде бы шли, но то одно мешало, то другое… Это же бизнес, нормальная работа: где-то договорился об условиях, где-то нет. А хотелось именно такого варианта, стопроцентного. Возник вариант с «Красным Октябрем» – и сейчас я здесь, тренируюсь, и меня все устраивает. В Волгограде перспективная команда, хотя и молодая, но уже наделавшая за короткий срок шуму в Единой лиге и Кубке России.

- Практически всю карьеру вы провели в клубах, как минимум боровшихся за медали различных турниров. Не расцениваете переезд в Волгоград как некий шаг назад?

– Нет. Здесь большой плюс в том, что в командах более высокого уровня я не всегда получал достаточно игрового времени, а в Волгограде, надеюсь, его будет побольше. Наигрываться, чувствовать игровой ритм – тоже неплохо. Никаким шагом назад переход в «Красный Октябрь» я не считаю. Конечно, одно дело, когда ты борешься за медали, другое – за попадание в плей-офф, все-таки это немного разные вещи. Но и это тоже определенный опыт. В начале своей карьеры я выступал за «Локомотив-Ростов», который тоже боролся лишь за попадание в плей-офф. А сейчас это уже тот «Локомотив-Кубань», который борется за медали. Почему «Красный Октябрь» не может повторить этот путь?

- Не смущает, что в «Красном Октябре» ставка делается на легионеров, а россияне играют откровенно вспомогательные роли?

– Так посмотрите, в России в принципе мало команд, где ставка делалась бы на россиян. В каждой команде есть легионеры, этим никого не удивишь. И «Красный Октябрь» – не исключение. Всем ведь нужен результат «здесь и сейчас», никто не будет ждать несколько лет, наигрывая россиян. Хотя и без россиян тоже не далеко не уедешь. Если играть только легионерами – к концу сезона они попросту выдохнутся, толку от них не будет никакого. А россияне – ненаигранные… И ситуация получается не очень. Да и командная химия страдает, если легионеры играют, а россияне сидят. В каждой команде тренерам нужно искать баланс, чтобы и легионеры показывали максимум, и россияне имели свое время и играли какую-то роль.

- Президент «Красного Октября» Дмитрий Герасименко – личность неоднозначная. Насколько тесно вы успели с ним пообщаться и какое впечатление о нем у вас сложилось?

– Первые впечатления: он ярый любитель баскетбола, реально от него кайфует. Когда он выходит на площадку тренироваться, видно, что баскетбол доставляет ему большое удовольствие. Для того он, наверное, и создал этот клуб – чтобы получать здесь удовольствие. Побольше бы таких людей, которые могут взять и сделать команду с нуля. Тогда и команд у нас было бы больше. А то получается, что была, например, в Самаре хорошая команда «Красные Крылья», которую, насколько я сам видел, любили и поддерживали болельщики – а сейчас ее нет, и баскетбол уровня Единой лиги ВТБ из Самары ушел, и когда вернется – никто не знает. Значит, здесь нужен свой Герасименко, причем который не на год, а всерьез и надолго. Что я еще могу сказать? Человек взрывной, импульсивный, но сразу бросается в глаза, что он болеет за свою команду, сильно переживает, когда она проигрывает.

- Вы работали с такими известными тренерами, как, например, Этторе Мессина и Евгений Пашутин. Кирилл Большаков же в России практически не известен…

– Не сказал бы, что у него какое-то другое видение игры. Сразу видно, что Кирилл Вадимович – тренер с большим опытом. Он умеет найти подход к каждому игроку, объяснить ему, что и как нужно делать, когда необходимо – он поддержит игрока, но иногда может и поругать. Чтобы чем-то удивил? Не знаю… Везде баскетбол, в принципе, похож, хотя у каждого тренера, конечно, есть свои нюансы. Мне с Большаковым работать комфортно. Если тренер просит что-то сделать, подсказывает, какова моя роль и мои задачи – стараюсь выполнять все от меня зависящее. Я командный и дисциплинированный игрок.

- А с кем из тренеров вам работалось интереснее всего?

– Я поиграл у многих тренеров. Определенный толчок мне дал Ацо Петрович, который, к сожалению, недавно скончался. Он поверил в меня в УНИКСе, давал мне игровое время, и это дало результат: мы выступили достаточно успешно, а я перешел в ЦСКА. Мне вообще нравится сербская школа – как они тренируют, как они ведут себя с игроками. Конечно, часто это выглядит жестко, но при этом дает результат. Не могу не отметить и Этторе Мессину, и Йонаса Казлаускаса, и Душко Вуйошевича, и Андреа Тринкьери… Мессина и Тринкьери, как представители итальянской школы, очень импульсивны, всегда на эмоциях, всегда хотят побеждать… Хотя побеждать, конечно, хочет каждый.

А комфортно или некомфортно… Когда тебе уже немало лет, а тренер начинает на тебя кричать – конечно, тебе не очень комфортно. Но это же дает и толчок к тому, чтобы развиваться и прогрессировать. Вообще у меня в любой команде с тренерами складывались нормальные отношения. К концу сезона я с каждым находил общий язык, даже если поначалу что-то у нас не получалось. Тренер видит, что игрок старается, работает, а игрок видит, что тренер это замечает, дает ему шанс показать себя, выпускает в какие-то тяжелые моменты – это профессиональные отношения. Как происходит в обычной жизни: люди ходят на работу, где начальник может вести себя по-разному, может и кричать… А что делать? Нужно работать, идти по карьерной лестнице вверх, несмотря ни на что. Также и в баскетболе: не всегда и не все получается, но нужно терпеть и прогрессировать. Психология от трудностей только закаляется.

- Принято считать, что когда российский игрок переходит в ЦСКА, он, выбирая деньги, гробит свою карьеру. Вы в ЦСКА провели четыре сезона. Не жалеете, что в свое время решились туда перейти?

– Это один из лучших клубов Европы, когда тебя туда приглашают – это почетно для любого игрока. Атмосферу, которая создана в ЦСКА, не передать словами. Это большая семья. Каждый: и игрок, независимо от того, сколько ты играешь, минуту или тридцать, и работники офиса – каждый работает только на победу, вносит свой вклад в общую победу. Именно в ЦСКА это выражено особенно ярко, больше я нигде такого не встречал. Поэтому я ни о чем не жалею, те четыре года стали для меня большим опытом. Постоянно находиться на таком высоком уровне, пусть я и не всегда имел игровое время… Но посмотрите, какая в ЦСКА конкуренция, выбить себе там игровое время очень сложно, ведь в этом клубе собраны лучшие игроки из России и Европы. Это был отличный период карьеры.

- А что эти четыре года дали вам как игроку?

– Я многое получил в плане игровой дисциплины и профессионализма. Я понял, как нужно работать, как себя готовить, чтобы всегда быть в тонусе независимо от получаемого игрового времени. Это очень сложно: если даже ты не очень много играешь, ты должен всегда быть в форме, ведь тренер может выпустить тебя на площадку в любую минуту и ты должен быть к этому готов. А то вот, некоторые пишут: «Да они просто сидят на скамейке!..» Да те, кто сидят на скамейке, на самом деле работают намного больше тех, кто играет на площадке. И именно в ЦСКА я это понял. И психологически нужно быть очень устойчивым в такой ситуации. Я стал профессиональнее, дисциплинированнее и всегда заряжен на победу. В ЦСКА любое поражение – это большая трагедия, только победа – других вариантов там просто нет.

- При этом в Евролиге ЦСКА раз за разом чего-то не хватает. На ваш взгляд, в чем причина постоянных осечек в Финалах Четырех?

– Финал Четырех – это ведь, по большому счету, лотерея: кто с какой ноги с утра встал – тот и может в определенный день победить. Это не серия игр, как в плей-офф, все решается в одном матче… В Стамбуле мы вели 18 очков – и «слились», проиграли, хотя за нас тогда играл и Андрей Кириленко… Вот это было реально тяжелое поражение: победа вроде бы вот – а в итоге ее у тебя, образно говоря, украли. И так происходит каждый раз, то ли невезение, то ли еще что-то. Так и не удалось за четыре года выиграть Евролигу, я очень из-за этого расстроился – это титул, которого не каждый в Европе может добиться. Но у ЦСКА, думаю, все впереди, победы в Евролиге у них еще будут.

- За нынешним чемпионатом Европы следили?

– Мы были на сборах в Литве, там показывали матчи, плюс трансляции в интернете. Поэтому по мере возможности, когда было свободное время, следил. Если говорить о сборной России, конечно, обидно, что команда выглядела достаточно хорошо, но при этом в трех матчах проиграла по чуть-чуть. И эти поражения не позволили ей выйти из группы. Мне кажется, это стало следствием того, что происходило в нашем баскетболе в последнее время: все эти «непонятки» с руководством РФБ, какие-то интриги. Лучше бы РФБ вместо скандалов занималась развитием нашего баскетбола. Надеюсь, сейчас начнется плодотворная работа. До этого ведь у нас были успехи, а потом время было упущено, баскетбол упал в никуда, ни женская, ни мужская сборные не попали на Олимпиаду.

Сейчас вот хотят провести в России квалификационный турнир,  вложить в него огромные деньги, и кто-то говорит, что его нужно обязательно «брать», кто-то – что эти деньги лучше пустить на детский баскетбол (интервью было записано за несколько дней до решения Исполкома РФБ не подавать заявку на проведение мужского квалификационного турнира Олимпиады – прим. авт.). Если эти деньги дойдут до детского баскетбола, я бы, например, развивал именно его. Все-таки на Олимпиаду нужно попадать напрямую, квалификация – это хорошо, но мы, получается, даже и туда не попали. Считаю, нужно развивать наш баскетбол, растить своих игроков, и попадать на чемпионаты Европы и Олимпиады напрямую. Но решать будет руководство Федерации. Если решат провести квалификацию, найдут для этого меценатов или спонсоров – пусть проводят в России…

- Вы были в числе тех, кто добывал путевку на нынешний Евробаскет, фигурировали в расширенном составе сборной, но в окончательную заявку не попали. И недавно довольно жестко высказались по этому поводу. Осталась какая-то обида на Евгения Пашутина?

– Обиды на Пашутина у меня нет. Зачем обижаться? Я же не знаю всех нюансов своего неприглашения в сборную, кто был инициатором этого, чье это было решение… Просто сначала я был в предварительных списках и специально готовился под сборы с национальной командой. У меня был разработан специальный график, определенные тренировки – все было подстроено под сборную России. А потом я смотрю списки – и меня там нет. Я, конечно, сильно удивился, потому что перед этим, буквально в тот же день, когда был опубликован состав сборной, мне звонил Дмитрий Домани, интересовался, как у меня дела – я ответил, что все нормально. А вечером в списках меня не оказалось…

Ведь можно было и раньше позвонить и объяснить, по каким причинам я не попал в сборную. Да можно было и просто пригласить меня для начала на сборы, а там бы уже тренер решал, кто поедет на чемпионат Европы. Конечно, обидно. В прошлом году, когда я поехал на отбор к Евробаскету, считаю, я помог команде, удачно проводил те отрезки, когда подменял Тимофея Мозгова. Поэтому предпосылок не вызывать меня, наверное, не было, даже учитывая, что по ходу сезона я играл не всегда. Не обижаюсь на кого-то конкретно, но некий осадок остался…

Я ездил и на чемпионат Европы в Словению, когда некоторые ребята не поехали по определенным причинам. Там, правда, игра у меня не совсем получилась, уверенность приходила постепенно, а вышло так, что меня сразу бросили, как говорится, в пламя, я выходил в старте, получал много времени – сложно было перестроиться после не самого удачного сезона. Но я ведь поехал, не побоялся взять на себя ответственность, как мог отстаивал честь нашей страны. Как в итоге получилось – это другой вопрос. И в этом году нужно было ехать хотя бы на сборы, а там уж в конкурентной борьбе решилось бы, кто поедет на чемпионат Европы. Это же конкуренция. Я ведь не просился: «Возьмите меня на чемпионат Европы! Я очень сильно хочу!» Нет, я готов был работать на сборах. Вот и все.

- На Евробаскет в итоге поехали Руслан Патеев и Андрей Десятников. Что можете сказать о центровых нового поколения?

– Руслан Патеев в прошлом сезоне играл хорошо, особенно во второй половине сезона, когда в «Химках» пошли травмы, и тренер стал ему доверять, давал играть. Руслан почувствовал уверенность, выглядел хорошо, поэтому и был приглашен в сборную. Про Андрея Десятникова я знаю не так много, сказать о нем, если честно, ничего не могу, кроме того, что это перспективный игрок: друг против друга мы не играли. Надеюсь, они и дальше будут прогрессировать, и у нас появятся высококлассные центровые. А в целом по России… У нас баскетбол так плохо освещается, показывают так мало матчей, что очень сложно узнать, что у нас где-то появляется хороший центровой или игрок другого амплуа. У нас нет скаутов, которые ездили бы стране, просматривали и отбирали игроков.

Будем надеяться, что сейчас, с приходом Андрея Кириленко, у которого есть свое видение ситуации, наша модель баскетбола будет походить на американскую. Хотя, как это будет выглядеть, я не знаю. Возможно, более сильным станет студенческий баскетбол. Хотелось бы, конечно, чтобы появлялись новые игроки. Например, у меня растут два сына, хотелось бы, чтобы они тоже играли в баскетбол, играли у нас в стране и за нашу страну, чтобы были условия для их прогресса.

- После чемпионата Европы-2013 вы на какое-то время стали героем баскетбольных анекдотов. Обращаете ли внимание на критику интернет-«специалистов»?

– Я нормально отношусь к критике и анекдотам: смейтесь, смех, как известно, продлевает жизнь. Мне часто приходится общаться с журналистами – а они потом выдергивают фразу из контекста и ставят ее в заголовок. Поэтому со временем я стал осторожнее относиться к журналистам: ты пытаешься быть открытым, а твои слова в итоге перековеркивают и получается не очень красиво. А критика… Если слушать каждого, кто что-либо пишет – можно попросту сойти с ума. Надо относиться к ней проще. Критика всегда была. У нас же как? Когда все хорошо – все молчат, не о чем писать. А начинаются проблемы – все накидываются как шакалы и начинают терзать, ищут, кого бы «казнить». Ничего страшного, везде так.

Я вообще за интернет-новостями особо не слежу, больше за ними следит моя супруга и периодически что-то мне рассказывает. А общаешься с болельщиками «в жизни» – и многие действительно поддерживают команду. Не пишут в интернете какие-то гневные комментарии, а могут подойти и узнать, например, как дела. Игроку это помогает: когда ты общаешься с человеком «вживую», пусть он даже и спросит, а почему сыграли так или этак – не вопрос, на все отвечу. А когда ты в интернете, где никто тебя не видит, пишешь какие-то пакости – пусть это останется на твоей совести. К тому же, критика может быть и конструктивной, а может быть и «грязной», когда игроков буквально поливают грязью. Не только меня, многих это, конечно, не устраивает.

Надо для начала разобраться в нашем баскетболе. Люди, ничего не зная о человеке, пишут, что он такой и сякой. Вы разберитесь сначала, как он всего добился. Даже то, что я вообще попал в баскетбол, можно назвать чудом. Я прошел через многое. Не было такого: «Дима, играй в ЦСКА!» Я бы не сказал, что я особо талантлив, но за счет своей работоспособности и настойчивости потихоньку пробивался наверх. Кто-то может сказать: да у него техника корявая! Ребята, но ведь меня приглашали в такие серьезные команды не потому, что у меня корявая техника. Значит, у меня есть какие-то другие качества, которые не каждый видит. Баскетбол вообще не все могут видеть и анализировать – это очень сложная игра, нужно знать многие нюансы. Например, в топ-клубах едва ли не первом месте стоит защита.

- Одним из самых ярких эпизодов последних лет с вашим участием стала драка с Алексеем Саврасенко. Как та ситуация видится два с лишним года спустя? В каких вы с Алексеем отношениях сейчас?

– Ну, дракой это, конечно, не назвать. В игре такие ситуации частенько бывают, особенно у центровых, когда ты бодаешься под кольцом и тебе постоянно прилетают какие-то локти, колени и все остальное. А в матчах, образно говоря, за первое место, эмоции зашкаливают, кто-то не сдержался – и понеслась!.. Там и драки-то не было, так, чуть-чуть попихались. Нас убрали с площадки, и уже через минуту все прошло, мы с Алексеем оба понимали, что это всего лишь игровой момент, жизнь продолжается, и выяснять отношения еще и вне площадки мы не готовы. Какой в этом смысл?! Увидев Алексея в коридоре, я первым к нему подошел, пожал руку. И в сборной затем у нас с ним были хорошие отношения.

У меня часто случались различные стычки. После них наоборот, еще сильнее уважаешь и себя, и ребят: не включили «заднюю», никуда не убежали, решили выяснить отношения на площадке. Это нормально. Никакой ненависти, никаких мыслей вроде: «Ага, я с ним сцепился, теперь он мой враг на всю жизнь!» Тем более, большие люди, в том числе и центровые, ведь достаточно добрые, злых я никогда не встречал. В душе они добряки, на площадке просто заводятся, адреналин играет – вот и получаются такие ситуации.

- Среди коллег по амплуа у вас есть принципиальные соперники, встреч с которыми вы ждете с особенным нетерпением?

– Для меня каждый соперник принципиален. Я на каждую игру, на каждого соперника настраиваюсь, будто он для меня – враг номер один. Прежде всего, настраиваюсь на игру в защите, чтобы не дать забить своему оппоненту. Если настраивать себя на атаку, например: «Я хочу им сегодня забить 20 очков» – во-первых, никогда не получится набрать эти 20 очков, во-вторых, ты стопроцентно провалишься в защите. В итоге картина получится невнятная. У меня такое бывало… А когда ты настраиваешься на защиту, на борьбу: вот твой соперник, твоя цель, и ты не даешь ему ничего сделать, да еще и сам забиваешь в чужое кольцо – у тебя появляется уверенность.

К тому же, я играю уже достаточно давно. Когда я начинал играть, одним из моих соперников был, например, Владимир Анциферов, который вчера играл в матче ветеранов (матч ветеранов куйбышевского «Строителя» и «Самары» в рамках турнира памяти Генриха Приматова – прим. авт.) – сейчас он уже ветеран и тренер… Начинал играть против него, а сейчас играю против ребят, которые намного моложе меня, то есть сменилось уже несколько поколений баскетболистов. Поэтому какого-то принципиального соперника не назову.

Конечно, было бы интересно сыграть против кого-нибудь из НБАшных центровых. Кто у них там? Тимофей Мозгов? Ну, с Мозговым мы и в сборной много тренировались и играли друг против друга... Кстати, хотелось бы съездить в НБА, сыграть с их командами товарищеские матчи – это было бы вообще супер. Мы ездили туда с ЦСКА, у нас был тур, мы сыграли с командами НБА три матча – впечатления у меня остались самые приятные: атмосфера праздника, огромные залы, все сделано для того, чтобы баскетбол проходил на высочайшем уровне. 

Разработано совместно с Ext-Joom.com

Разработано jtemplate модули Joomla

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

Разработано совместно с Ext-Joom.com