rusbasketball.ru

Разработано совместно с Ext-Joom.com

Разработано совместно с Ext-Joom.com

A+ A A-

Владимир Пичкуров: «У Дмитрия Герасименко есть мечта, и он идет к ней. Повезло, что в баскетболе есть такие люди»

Оригинал интервью здесь. Автор материала Алексей Козуб. 14.03.2014.

Ярко дебютировавший в составе «Самара-СГЭУ» Владимир Пичкуров рассказал, как складывалась его карьера и почему он решил вернуться в родной город. О переходе из молодежной команды на взрослый уровень, общении с американскими легионерами «Красного Октября», первых впечатлениях от работы с Сергеем Зозулиным, своих мечтах и многом другом – в первом самарском интервью баскетболиста.

 

- Ты вырос в Самаре, здесь же начинал заниматься баскетболом. Но играть за самарские команды, да еще и перед своими болельщиками, тебе прежде не приходилось. С какими чувствами выходил на площадку в первом домашнем матче с «Иркутом»?

– Настрой был только один – победить. Какого-то особого волнения не было. А когда по ходу матча мы добились большого преимущества, я расслабился, в том смысле, что играл в свое удовольствие, особо не «парился». И впечатления в итоге остались хорошие, теплые. Мне понравилось, что поболеть за нас пришло достаточно много зрителей, которые активно нас поддерживали. Это было приятно.

- Кто-то из твоих родных пришел посмотреть на твой первый матч в Самаре?

– Да, пришли практически все: мама, сестренка, дядя с тётей… Вся семья и все родственники пришли за меня поболеть, потому что давно меня не видели, не видели, как я играю. А им интересно, они всегда следили за моим выступлением в других командах. Теперь будут следить «вживую». Я сразу после игры к ним подошел узнать впечатления – им все понравилось.

- Ты с 15-летнего возраста играл в «Химках», прошел там все юношеские и молодежные команды, но в главную в итоге так и не попал. Был ли вообще у тебя шанс заиграть в основе «Химок»?

– Два года подряд я ездил на предсезонную подготовку с первой командой, сначала с одним тренером, Серджо Скариоло, потом с другим, Римасом Куртинайтисом. Я был там не один, из «молодежки» брали нескольких ребят, чтобы мы помогали в работе, потому что не хватало людей – «сборники» играли за свои сборные. В общем, и команде хорошо, и нам полезно. Хотя там, конечно, тяжело было себя проявить: нет лидеров, какой-то акцент на нас не делается, мы просто помогали в тренировочном процессе, плюс сами набирались какого-то опыта. А чтобы меня заявляли на игры или выпускали на площадку, давали игровое время в чемпионате или кубках – такого не было. Все так и ограничилось совместной работой на предсезонке и привлечением к тренировкам по ходу сезона. Шансом это назвать, конечно, можно, но не таким уж и большим.

- Первым твоим «взрослым» клубом стала «Рязань». Но ты там провел не так много времени. Почему?

– Попал я туда через Сергея Панова. Я приезжал на просмотр к Зорану Лукичу в «Нижний Новгород», прошел с ними предсезонный сбор – и мне посоветовали поиграть в «Рязани», их фарм-клубе, провести сезон на мужском уровне и оценить свои силы. В «Рязани» сначала все было хорошо: тренировался и играл в предсезонке, тренер мне доверял… Но когда начался сезон, меня перестали выпускать… Я разговаривал с тренером, но к какому-то взаимопониманию мы не пришли. Видимо, не подошли друг другу, такое бывает. И я сам попросился оттуда в аренду, потому что смысла оставаться там не было. Появился вариант с «Красным Октябрем» – и я сразу уехал туда.

- Что для тебя оказалось самым сложным при переходе из молодежной команды на взрослый уровень?

– Меня все предупреждали, что «молодежка» и Суперлига – это разные уровни, что «по мужикам» – совсем другая игра. Но я особой разницы не почувствовал и влился в Суперлигу достаточно легко. В «Рязани» мне, можно сказать, не повезло, а в Волгограде я заиграл без проблем. Могу даже сказать, что своей молодежной командой мы спокойно играли бы в Суперлиге и были бы в середине таблицы. Конечно, физически ребята здесь более развиты, потому что они взрослее и уже окрепли. Может быть, у многих команд здесь игра не такая быстрая, больше тактики, игроки действуют больше на опыте. В «молодежке» наоборот: беготня, прессинг, все молодые, активные, сил много… В этом, наверное, и вся разница.

- В Волгограде ты застал фактически становление новой команды. Как это виделось изнутри, какой была атмосфера в «Красном Октябре»?

– Большое спасибо, конечно, стоит сказать Дмитрию Петровичу Герасименко, решившему возродить баскетбол в Волгограде. Было довольно тяжело, все-таки первый год клуба, не все сразу получалось, но потихоньку играли, решали ставившиеся задачи… Команда у нас была очень дружная, тренер, Андрей Лалетин, всегда, если нужно, подсказывал, доверял мне и на тренировках, и на играх. Не все у нас получалось, но мы бились, закончили «регулярку» на одиннадцатом месте из пятнадцати команд – для первого сезона это можно назвать неплохим результатом. Да и в первых играх плей-офф с «Атаманом» нам немного не повезло, мы проиграли по-минимуму: одно очко и пять…

В этом сезоне, когда «Октябрь» шагнул в Единую лигу и взял себе легионеров – это уже другой уровень. Мне не так много доверяли. Хотя шанс, конечно, давали, и в предсезонных матчах я играл достаточно много. Но сезон начался – и акцент стали больше делать на иностранцев. Хотел, конечно, да и сейчас хочу попасть в Лигу ВТБ и играть на высоком уровне, буду все для этого делать – стараться, работать, играть… Поэтому и приехал в Самару: набираться игрового опыта. Тренировочный процесс – это тоже хорошо, но без игры ты не чувствуешь нужного ритма.

- Что ты почувствовал, когда узнал, что «Красный Октябрь» будет играть в Единой лиге?

– Сначала я не поверил. Слухи, а потом и разговоры ведь шли долго, все лето. А когда приняли окончательное решение, я был сильно удивлен и обрадован. Это был переход на совершенно другой уровень, о котором я мечтал с детства.

- Не было какой-то обиды: в прошлом сезоне ты был одним из лидеров команды, а в нынешнем ставка делается на приглашение легионеров, а россияне, и ты в том числе, играют только вспомогательные роли?

– Не то чтобы обида… С прошлого сезона в команде осталось только трое: я, Алексей Марченко и Артем Комиссаров. Все остальные, даже лидеры, разъехались. Была конкуренция, и я старался доказать и тренерам, и другим игрокам, что я тоже могу хорошо играть, на одном уровне с иностранцами. Я не думал на кого-то обижаться, кто виноват кроме меня? Я старался работать над собой, думал только о том, чтобы хорошо делать свою работу и прогрессировать.

- С иностранцами в «Красном Октябре» удалось наладить общение вне площадки?

– На самом деле, американцы не очень общительные. Особенно афроамериканцы, которые у нас были: они вообще общались только друг с другом. Нам-то было интересно поболтать с ними, узнать, что и как в Америке… А они – только «да», «нет», «да», «нет»… На контакт поначалу шли неохотно. Потом-то, по ходу сезона, когда мы сыгрались, мы и на площадке нашли взаимопонимание, и в раздевалке стали больше общаться. В кино, конечно, вместе не ходили, но у нас были встречи в ресторанах, куда все приходили с женами и девушками. И наши жены с девушками, кстати, тоже нашли общий язык. В целом-то они дружелюбные, может, просто им в России не совсем привычно…

- Кто из них самый общительный и веселый?

– Кевин Флетчер. Он белый, и мы с ним очень хорошо общались, играли один-на-один, когда оставались после тренировок, и просто веселились. Катберт Виктор тоже нормальный парень, Уилли Дин вообще разговаривает по-русски – он играл во Владивостоке и немного выучил наш язык, еще он и испанский знает, молодец. Меньше общались с Дэрнеллом Хинсоном – и на площадке, и в раздевалке только «привет, как дела?»..  Рэнди Калпеппер вообще почти ни с кем из наших не общался.

- В «Октябре» ты поиграл и с такими известными российскими баскетболистами, как Федор Лихолитов и Игорь Заманский…

– Когда Федор в прошлом сезоне приехал в Волгоград, все были рады. Я еще был маленьким, а он уже играл в хороших клубах и сборной России. Все старались побольше с ним общаться, пытались узнать что-то из его жизни и игрового опыта. Он молодец – всем подсказывал, был лидером команды и на площадке, и в раздевалке. В этом сезоне сдружились и хорошо общались и с Игорем Заманским: он дружелюбный прень, никаких проблем между нами не было.

- Нельзя не спросить и о том, какое впечатление на тебя произвели владелец «Октября» Дмитрий Герасименко и генеральный менеджер клуба Артем Панченко. С Герасименко ты ведь и на площадку вместе выходил.

– В этом отношении Герасименко молодец: у него есть мечта, и он идет к ее осуществлению. Я считаю, это правильно. У него нет достаточно времени и возможностей, чтобы тренироваться с командой, поэтому он играет, наверное, не так хорошо, как мог бы, тренируйся он как все остальные. У него ведь есть и другие дела, поважнее. А то, что он любит баскетбол – это хорошо. Повезло, что в баскетболе есть такие люди, которые пытаются поднять команду из ниоткуда, пытаются дать шанс таким молодым ребятам, как я, шанс заиграть даже в Единой лиге ВТБ, потренироваться и поиграть против американцев, которые много чего умеют… Спасибо ему. В прошлом сезоне он помогал нам и на площадке, и вне ее. Хороший человек, мы пожали друг другу руки, когда расставались, без каких-либо обид. Кто знает, может еще и встретимся.

С Артемом Панченко я общался не очень много, мы вместе ездили только на пару выездов. Общались с ним только по делу, и он всегда помогал. Все, что должен был делать, он делал.

- Как возник вариант с переходом в «Самара-СГЭУ» и как долго ты над ним раздумывал?

– Эта идея вознила опять же из-за того, что в Волгограде у меня не было игрового времени. Я раздумывал, как мне быть: остаться и ждать шанс, что где-нибудь меня выпустят и тренер будет все больше и больше мне доверять, или идти в какую-нибудь команду Суперлиги и играть там. Постепенно я начал склоняться к тому, чтобы уйти: выпускать на площадку меня так ни разу и не выпустили, и я решил больше не ждать. Лучше, как говорится, синица в руках. Поговорил с агентами, поговорил с тренером «Красного Октября» Валентином Берестневым, он мне тоже посоветовал идти играть, потому что у него не было возможности мне доверять.

И первое предложение, которое мне поступило – из Самары. Хороший тренер, хорошие отзывы, крепкая команда из середину таблицы. Главным фактором стали возможность получить игровое время, профессионально расти и работать над собой. И я решился буквально за один день, даже за один вечер. Позвонил девушке, родителям, знакомым – и в тот же вечер согласился. Все произошло очень быстро. В Волгограде я за один день собрал вещи, со всеми попрощался, съездил на выезд, а после него остался в Москве, где и присоединился к «Самаре». Меня сумели очень быстро заявить за «Самару». Хорошо, что я сразу же сыграл за них две игры, важные и для меня, и для команды.

- Сергей Зозулин успел чем-нибудь тебя удивить как тренер?

– Я понимал, что иду к новому тренеру, но не знал, как он ведет тренировки, как построен тренировочный процесс. Все, что говорит Сергей Александрович, я воспринимаю, ничему не удивляюсь, а стараюсь все выполнять. Мне очень нравится, что он всегда «болеет» и переживает за игру. Даже когда в матче с «Иркутом» мы вели 30 или 40 очков – он не расслаблялся сам и команду держал в тонусе, требовал, чтобы мы играли до конца. Это мне в нем нравится. Тренировочный процесс у нас тоже построен хорошо, в «Самаре» хороший тренер по физподготовке, Владимир Львович Черников. Я у него тренировался и в «Химках», и в юниорских и молодежных сборных с ним работал. Так что очень давно знаю и его, и его методику, и был готов к занятиям в «качалке» и легкой атлетике.

- Ты полгода практически не играл, а в Самаре проводишь на площадке много времени, по 25-30 минут. Психологически и физически такой переход дается тебе легко?

– Когда я пришел в команду, лидерами, если судить, например, по набранным очкам, были опытные Сергей Топоров и Андрей Кирдячкин. Но и остальные ребята ничем не хуже, просто они помоложе. Может быть, в этом мое преимущество: я вроде бы старше, взрослее… И с физической формой проблем нет: я ведь в Волгограде тренировался, а не лежал на диване. Там отличный тренер по ОФП, Эрикс Висоцкис, мы с ним сдружились за эти полгода. Хороший парень, правильный: всегда подсказывал, всегда оставался дополнительно, мы с ним придумывали какие-то новые упражнения и в тренажерке, и в баскетбольном зале. То есть я старался поддерживать себя в форме – не в «Октябре», так в другом клубе, куда я бы перешел, это мне должно было пригодится. Даже вот сейчас, после игры, я и не устал почти.

- Вернувшись в Суперлигу спустя полгода, как ты оцениваешь нынешний чемпионат?

– Пока я успел сыграть только с несколькими командами, и в них много новых, незнакомых мне ребят. Насколько можно судить, уровень Суперлиги вполне серьезный: ребята здесь играют в командный баскетбол, каждый выкладывается на все сто процентов. В Единой лиге ВТБ играют лучшие баскетболисты со всего мира, игроки различных сборных, игроки, прошедшие НБА. Состязаться с ними определенно тяжелее, но в тоже время и интереснее: ты учишься новому и прогрессируешь.

- Ты прошел все юношеские и молодежные сборные, перед Универсиадой в Казани привлекался в студенческую… Осталось и здесь сделать один шаг. Мечта попасть в главную сборную есть?

– Безусловно. Хочу добиться максимума, всего самого лучшего. И буду до сорока лет к этому стремиться. Мечты, конечно, есть. И в сборную попасть, и в хорошем клубе на самом высоком уровне поиграть. Причем не просто отбывать номер, а быть лидером, помогать команде побеждать в серьезных турнирах. Но мечтать, как известно, не вредно, а чтобы воплотить их в жизнь – нужно работать над собой.

- Если говорить в целом, ты доволен, как к двадцати четырем годам развивается твоя карьера? Или, будь такая возможность, что-то бы в ней изменил?

– На самом деле, я и сам очень часто задаю себе этот вопрос. И думаю, что я на него отвечу, если мне зададут его через десять лет или через двадцать… Я не буду говорить, что хотел бы что-нибудь поменять, если у меня будет такой шанс. Наверное, все складывается хорошо, но надеюсь, что дальше будет только еще лучше. Конечно, за это время было много всякого, и хорошего, и плохого. Но жизнь идет, и не стоит оборачиваться назад и вспоминать что-то плохое. Главное – думать про настоящее и будущее.

- А в твоем баскетбольном будущем есть место для «Самары»?

– Мой контракт сейчас рассчитан до конца нынешнего сезона. И летом, принимая решение о продолжении карьеры, я буду сравнивать условия в Самаре с теми вариантами, которые мне будут предлагать. Я пока, конечно, не готов ответить, останусь здесь или нет, говорить об этом еще рано. Над этим я буду думать позже. Посмотрим, как сложатся оставшиеся игры. Я должен буду хорошо себя проявить, все-таки первые мои игры, как бы удачно я их не провел – еще не все, впереди у нас несколько матчей. Очень важно, как мы их отыграем, от них зависит, попадем ли мы в плей-офф. Если мне предоставится такая возможность – я с удовольствием буду «Самаре» помогать и в будущем.

Материал подготовлен для газеты «Самарские Известия»

Фото: БК «Самара».

От сайта rusbasketball.ru:

После интервью прошел почти год, сечас Владимир Пичкуров продолжает играть в БК Самара, его средняя результативность составляет 13,9 очка за 28 минут игрового времени, это лучший результат в команде (на 31 января 2015 года). Владимир также входит в число лидеров команды по передачам, подборам и перехватам.

Разработано совместно с Ext-Joom.com

Разработано jtemplate модули Joomla

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

Разработано совместно с Ext-Joom.com