rusbasketball.ru

Разработано совместно с Ext-Joom.com

Разработано совместно с Ext-Joom.com

A+ A A-

Павел Подкользин: «Много лет я провел на площадке, радуясь игре, радуясь жизни. И ни капли ни о чем не жалею»

Оригинал интервью здесь. Автор материала Алексей Козуб. 24.03.2014. 

Павел Подкользин, один из самых колоритных игроков Суперлиги, в интервью нашему блогу спорит со стереотипами о себе, вспоминает трудности, с которыми столкнулся в НБА, желает успехов Артему Клименко и признается, что не жалеет о том, как проходит его карьера.


 
- Вы один из самых высоких людей в России. Наверняка часто приходится сталкиваться с различными проблемами в быту…

– На самом деле, я их уже и не замечаю. Как я рос – так эти проблемы и появлялись. Сейчас я с ними уже свыкся.

- Как чаще всего реагируют люди, встречая вас?

– У нас какая может быть реакция?.. Смех дебильный… Я сам стараюсь реагировать на окружающих адекватно. Если человек нормальный, адекватный – то он и на площадке, и в жизни на тебя будет реагировать адекватно. Конечно, я замечаю их реакцию. Это тоже приходит с возрастом: когда я был моложе – реагировал агрессивнее, сейчас более спокойно.

- Сфотографироваться просят?

– Если есть настроение – могу и сфотаться. Если нет – «извините, как-нибудь в другой раз». Кто-то подходит: «Извините, Павел, мы ваши фанаты, и у нас давно была мечта с вами сфотографироваться… Мы понимаем, что вас уже все достали, но уделите, пожалуйста, нам две-три секунды…». Как не пойти этим людям навстречу?!. Они пожмут тебе руку, пожелают удачи, счастья и здоровья, будут потом следить за твоими выступлениями и радоваться за тебя.

- Вы жили в Италии и США, там люди в этом отношении как-то отличаются?

– Конечно. Во всех странах менталитет же разный. В Америке половине народа наплевать, что ты такой высокий. Они знают, что ты баскетболист, и встречая, также хотят с тобой сфотографироваться, но у всех хватает и своих проблем. В этом отношении там проще и спокойнее, чем в России. Но людей тоже ведь можно понять. Я порой ставлю себя на их место и думаю, как я сам бы отреагировал. Многое зависит и от воспитания. Кто хорошо воспитан – скажет: «Молчи, просто смотри и радуйся…». А кто-то реагирует по-дебильному. В общем, это все – стечение жизненных обстоятельств. Есть же люди, которые еще выше. Я в «Далласе», например, играл с Шоном Брэдли (его рост – 229 см – при. авт.). И реагируют ведь не только на высоких. На полных, например, тоже.

- А в бытовом плане заграницей было проще?

– Да нет… Не привилось еще в мире делать двери по стандарту 220 сантиметров. Если бы средний рост человека был 210, тогда, может, двери и делали бы 215… И лифты такие же… А когда средний рост, наверное, 175-180 – приходится подстраиваться…

- Во время матчей, тем более в Суперлиге, где залы не такие большие, часто слышите, что кричат болельщики?

– Когда ты проигрываешь 20 очков и понимаешь, что все, игру не вытащить, а люди с трибун тебе кричат: «Аааа, ты такой-то…» – можно просто им улыбнуться. А когда ты приходишь в свой зал, и тебе свои же болельщики кричат: «Мимо!..» – на это можно отреагировать и по-другому.

- А чье мнение, чья оценка для вас важны?

– Только свое. Как ты себя поставишь, как ты себя настроишь – так и будешь играть. А кто там что про тебя говорит, что пишут СМИ или говорят тренеры или болельщики… Первое чему учат в Америке: не обращать внимания ни на что. Там настолько насыщенная спортивная жизнь, что про тебя могут сказать одно, а еще десять человек добавят отсебятину – и получится совершенно другой смысл. Что, собственно, и происходит в моей жизни. Все, кто меня знают, говорят: «Слушай, про тебя говорили, что ты совершенно бешеный, безбашенный, а ты абсолютно адекватный человек». Так людям же сначала нужно пообщаться со мной, посмотреть мне в глаза, заглянуть в душу, а уже потом что-то про меня говорить. Вообще, вернувшись в Россию, я стал реальнее смотреть на наш баскетбол, наше судейство и всю нашу жизнь. Нервные клетки, как говорится, не восстанавливаются. А что-то кричать, кому-то доказывать – поверьте, это может пройти впустую.

- При этом про вас и вашу карьеру есть несколько устойчивых стереотипов…

– Ну да… Что я лентяй и не хотел работать… Что нужно было оставаться в Америке…

- Например, что в НБА вы попали только лишь благодаря работе своих агентов…

– Это личное мнение тех людей, играют они в баскетбол или нет, которые любят поговорить за спинами игроков, даже своих друзей. Когда я это читаю или мне это рассказывают – мне становится смешно от этих людей. И меня это ни капли не задевает. Понимаете, каждый человек в этой жизни принимает ту позицию, которую он хочет принять, а не ту, которую ему должны втюхать в голову. 

В Америку я попал не благодаря агентам – конечно, они работали, это ведь их работа – а благодаря своей работе. Если бы я не трудился – я бы вообще в баскетбол не играл. А стоило мне или не стоило там оставаться – пусть те, кто это говорят, смотрят за своей жизнью, остальные сами разберутся, что и как им делать. То, что я уехал из Америки – об этом я нисколько не жалею. С двадцати до двадцати двух лет я просидел на скамейке и бегал только на беговой дорожке – а мне хотелось играть. И сколько я играл в России – я ни года не просидел, я постоянно был на площадке, постоянно наслаждался игрой. Для меня это самое важное.

- Но, например, Тимофей Мозгов, в прошлом сезоне не имевший постоянной игровой практики, посвятил лето дополнительной работе и отвоевал себе место в составе…

– Очень многое ведь еще зависит от тренера. Как правило, тренера в США «тянут» американцев.

- А что вообще больше всего потрясло в НБА?

– Организованность и тренерский подход – в команде минимум семь разных тренеров. И, естественно, политика… Политика – она везде… И в спорте она тоже есть. Просто люди, которые не крутились в этой кухне, этого не понимают.

- Что лично для вас при переезде в НБА было сложнее всего?

– Может быть, стоило еще поиграть в Италии. В НБА, скорее всего, я приехал рано. Игроки, которые «разыгрываются» в Европе, делают правильно. В Америке ведь абсолютно другая игра, она на сто процентов перевернутая с Европой. Вообще все по-другому. Чего стоит только защита в трехсекундной зоне: постоишь лишнего – получишь технический…

- Привыкнуть к этому было тяжело?

– Вообще ко всей системе тяжело было привыкать. Если в Италии у нас было десять комбинаций, то в США – десять, но из каждой комбинации выходят еще десять вариантов… То есть минимум сто-сто пятьдесят комбинаций в нападении и двадцать в защите. Но со временем, конечно, это все учится.

- Два года, проведенные в «Далласе», часто вспоминаете?

– Вспоминаю, но могу сказать, что они прошли словно в тумане. У меня там была еще и операция на гипофиз… Что бы я сделал – так это поехал туда никак не в двадцать лет. Минимум в двадцать пять, разыгравшись, став более крепким в голове и физически. А то, что так получилось – это потому, что я сам этого очень сильно хотел. Я мечтал об НБА, спал с этим...

- С кем-то из тех, с кем играли или встречались в США, сейчас общаетесь?

– Да, в большей степени с теми, кого вижу в Европе. Например, в Самаре играет Аарон Майлз, с которым мы вместе играли в Летней лиге в Далласе и в D-лиге за «Fort Worth Flyers». Или Кит Лэнгфорд, который сейчас играет в Италии, или Попс Менса-Бонсу, с которым мы также вместе играли… Очень много игроков, с которыми постоянно видишься, общаешься, и это очень приятно. Даже Алексей Печеров – мы хоть и не играли вместе, но очень хорошие друзья, и я был очень рад его видеть в Самаре.

 

- Вернемся к стереотипам. Один из них – что вы, мягко говоря, не утруждаете себя на тренировках…

– Пусть люди, которые это говорят, посмотрят на себя с другой стороны. Каждого обсуждать-то может любой, но это не мужское дело. А обсуждают-то в основном мужики… Какое тебе дело, какой я?.. Ты посмотри на себя… Если тебе не нравится смотреть на этого игрока – вообще не приходи на баскетбол. У баскетболистов есть и хорошие болельщики, есть и негативные. Так ведь и в повседневной жизни: есть друзья, которые тебя любят, а есть те, которые тебя за спиной засирают… Это личное мнение каждого. Критика никуда от нас не уходила и никуда не уйдет. Это касается не только спортсменов, но и обычных людей. Просто на кого-то она падает больше, на кого-то меньше. Если ты считаешь, что кто-то такой – пожалуйста, считай, это твое личное дело.

- Вернувшись из США, в России вы не закрепились ни в «Химках», ни в «Нижнем Новгороде». Почему?

– В жизни бывают стечения обстоятельств. И там было именно стечение обстоятельств. Нужно доверие тренера – это раз. Во-вторых, нужен тренер, который тебя поймет. Вернемся к политике – это три. Вот три ключевых критерия.

В «Химках» не получилось почему? Когда я туда приехал, там была собрана достаточно боевая команда. Меня пригласил Сергей Елевич, и я работал, хотя были и травмы, в тех играх, в которых выходил, что мог – показывал. Елевича убрали – политика в клубе поменялась, половину команды разогнали…

В «Нижнем Новгороде» очень хорошо отработал предсезонку. Хочу заметить, что это не оправдание, но я очень часто и сильно подворачивал правый голеностоп, он у меня вообще весь раздолбанный. Нужно было поставить всего пять уколов, чтобы дать смазку между костями – и я смог бы продолжать играть. Но в клубе посчитали, что я начал халявить… Что ж, посчитали и посчитали, все, что ни делается – все к лучшему…

- В разгар нынешнего сезона сы неожиданно покинули родной для себя Новосибирск. И тоже всплывала версия, что Вы не устроили руководство своим отношением к делу…

– В России очень большая проблема – свои, «родные» игроки в командах. Посмотрите, считанные игроки играют в командах своего родного города. Почему? Не хочу говорить за другие города, скажу за Новосибирск. Руководство посчитало, что я недостаточно сильно проявляю себе в команде даже не лидерскими качествами, а эмоциональными. Как сказал главный тренер «Новосибирска»: он должен не то чтобы руководствоваться своими эмоциями, а быть вместе с командой. Ну не хотят они видеть, чтобы за клуб выступал «свой» игрок… Скорее всего, мне стоило еще в межсезонье переехать в другой клуб, так как уже тогда генеральный менеджер «Новосибирска» не хотел видеть меня в команде. Когда ты приезжаешь в другие клубы, не из своего города, к тебе там относятся по-другому: тебя знают, тебя уважают, на тебя ходят… Не знаю, как это назвать, закон подлости, что ли… Я не понимаю, почему так происходит.

- Почему выбрали именно Барнаул? Вы же сами в интервью говорили, что Новосибирск против Барнаула – это дерби…

– Не играю за свой клуб – буду играть против него, буду наказывать... К тому же, оставалось три с половиной месяца до конца чемпионата, не ехать же мне куда-то… Близко к дому, два часа на машине, сел – приехал…

- И одну из первых игр за «АлтайБаскет» вы провели как раз против «Новосибирска», и провели очень неплохо…

– Я отыграл свои 15 минут, набрал свои 15 очков, мы выиграли – я доволен. Все сложилось достаточно хорошо, и меня это безумно радовало. У меня тогда настрой был, наверное, один из лучших в моей карьере. 

- В нынешнем сезоне осталось провести несколько матчей. Что дальше? Уже планировали, где продолжите карьеру?

– Не люблю загадывать наперед, люблю жить сегодняшним днем. Никогда не загадываю. У меня всегда так: если что-то загадал – по-любому все пойдет наперекосяк. Пока играю в Барнауле, сезон закончится – будем смотреть и думать…

- Многие прочат карьеру в НБА выступающему за «Автодор» Артему Клименко. Что бы вы могли ему посоветовать, исходя из собственного опыта?

– Мое мнение – Владимир Родионов пытается Клименко туда «толкнуть», чтобы получить какие-то очередные деньги. Мне бы хотелось ему сказать и пожелать, чтобы он не торопился в НБА. Он еще очень молод, пусть его лучше продадут в какой-нибудь другой клуб, где с ним будут работать, сделают его физически крепким, голова-то у него вроде есть. Клименко будет сложно попасть на драфт и быть там выбранным, играя в Суперлиге. Но я, конечно, от души желаю ему удачи, и если ему удастся попасть в НБА – буду за него болеть. Я вообще болею и переживаю за тех игроков, с кем я играю или против кого я играю. Я достаточно дружелюбный человек.

- Три года назад в одном из интервью вы сказали: «баскетбол для меня – это и профессия, и хобби, и увлечение, и удовольствие». Сейчас что-то изменилось?

– То же самое. Приходя на тренировку и на игру, ты должен быть раскованным, иметь светлую голову, быть настроенным и в то же время расслабленным. Пока ты играешь, ты должен наслаждаться этой жизнью. Так что с этими своими словами я и сейчас полностью согласен.

- В прошлом сезоне в одном из матчей вы забили трехочковый, что вызвало интересную реакцию со стороны Дмитрия Головина, знакомого вам по «Нижнему Новгороду». Он написал, что теперь мир никогда не будет прежним…

– А я могу бить трехочковые. Просто мне это удется раз десять за сезон. А уж забил я или не забил… Кто меня недооценивает – это их заботы и проблемы. Я играю, как могу. Могу пробить, могу из-под кольца бросить, могу пас отдать… Я коммуникабельный игрок в этом отношении. Никогда в жизни не тянул одеяло на себя, и мне нравится отдать хорошую передачу, чтобы с нее забили. Баскетбол ведь командная игра, выигрывает команда, а один игрок не может выиграть.

- Оглядываясь назад, что в своей карьере вы бы изменили?

– Повторюсь, может быть, я попозже уехал бы в Америку. А так… Все не так уж и плохо. Много лет я провел на площадке, радуясь игре, радуясь жизни. И ни капли ни о чем не жалею. 

- Но все же большая часть карьеры прошла в Суперлиге, не на самом высоком уровне…

– Но я там играл с очень неплохими игроками. Один из них – мой лучший друг Ваня Савельев. С ним мы провели самые лучшие годы в «Локомотиве», думаю, и он о них не жалеет. Мы с ним настолько там разыгрались, что нас никто не мог остановить. Были сыграны и чувствовали друг друга до малейшего нюанса. И он был лидером, и я, и у нас еще были в команде хорошие игроки – и Федор Ключников, и Александр Корчагин… У нас была очень дружная команда, мы тем составом сначала заняли в Суперлиге Б третье место, потом, в 2010 году, второе. А потом команда развалилась… Не развалились бы – стали бы и первыми. 

Досье игрока:

Родился 15.01.1985 в Новосибирске.

Первый тренер - Виталий Федорович Уткин.

Выступал за клубы:

2001-2002 - "Сибирьтелеком-Локомотив";

2002-2004 - "Варезе", Италия;

2004 - 2006 - "Даллас Маверикс". На драфте был выбран под 21-м номером командой "Юта Джаз" и сразу продан  "Далласу".

2006-2007 - БК "Химки";

2007-2010 - "Сибирьтелеком-Локомотив";

2010 - БК "Нижний Новгород";

2011 - "Металлург-Университет";

2011 - 2014 - БК "Новосибирск";

2014 - "Алтайбаскет";

2014 - н. в. - БК "Новосибирск". В сезоне 2014/2015 набирает в среднем за матч 11,3 очка и совершает 7 подборов (по состоянию на 31 января 2015 года).

Разработано совместно с Ext-Joom.com

Разработано jtemplate модули Joomla

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

Разработано совместно с Ext-Joom.com