rusbasketball.ru

Разработано совместно с Ext-Joom.com

Разработано совместно с Ext-Joom.com

A+ A A-

«Нужно воспитывать своих игроков и оставить какое-то наследие». Правила жизни «Спартака-Приморье» и его президента

Оригинал статьи находится здесь. Автор материала Алексей Козуб. 18.10.2014

Эдуард Сандлер, президент, а с августа еще и главный тренер «Спартака-Приморье», рассказал о совмещении постов, причинах отказа от легионеров и ставки на молодых российских игроков и взаимоотношениях с РФБ.

 

- Как принималось решение о совмещении должностей президента клуба и главного тренера? Многих оно удивило.

– Кого это могло удивить при живом Владимире Родионове?.. Когда я был молодым, я мечтал играть и многое для этого делал. Но, возможно, я был ограничен в таланте, возможно, в «школе», поэтому выйти на большой профессиональный уровень у меня не получилось. Я очень рано, в 26 лет, расстался со своей мечтой, а затем семь лет работал над развитием баскетбола в своем регионе, в чем, считаю, преуспел.

После «выдавливания» «Спартака» из вышего эшелона я, как президент клуба, понял, что не смогу ничего сделать, чтобы моя команда играла в Единой лиге ВТБ. Кто-то скажет, что я опустил руки, но я не из тех, кто стучится в каменую стену головой. А Суперлига – это не то место, где есть баскетбольный менеджмент, и роль руководителя в Суперлиге ничтожна сама по себе. Если просто играть чемпионат, то это скучно. Уровень работы нашего клуба в Суперлиге, не касаясь спортивных результатов, опережает саму лигу на годы вперед, соответственно, я ощутил отсутствие вызова, возможности роста. А я так жить не умею. Я никогда не поеду в другой город, в другую страну. Для меня Владивосток очень много значит, и я здесь, дома, делаю максимум того, что могу.

Поэтому вот такой вызов – стать еще и тренером – я почувствовал и принял. Это долгий путь, он потребует от меня большой работы. Мысли стать тренером были у меня весь прошлый сезон, но тогда я просто физически не мог. Очень многое оставалось недоделаным. Сейчас я достроил нашу базу, построил тренировочный зал, о котором всегда мечтал, сейчас наш баскетбольный интернат «Спарта» работает в полном обьеме, и есть все условия, чтобы не отвлекаться ни на что и заниматься творчеством. Я всегда хотел быть в спорте, выигрывать, проигрывать, к чему-то стремиться, ставить перед собой цели, жить в режиме команды, без этого адреналина представить свою жизнь уже невозможно. Мне это нравится, и я буду продолжать развиваться в этом направлении, пока ситуация располагает, а дальше будет видно...

- Раз уж вспомнили про Родионова… Есть и еще один пример президента клуба – Дмитрий Герасименко. У вас появляется желание самому выйти на площадку?

– Такая возможность у меня была еще четыре сезона назад, когда моих полномочий в клубе хватило бы на такое решение: выйти на площадку и играть. И мы в клубе серьезно шутили на эту тему. Но я посчитал, что это могло быть неуважением к команде. Я знаю, сколько нужно пройти, чтобы заслужить хотя бы пять игровых минут в Суперлиге. Я и сам через это проходил… Из одних команд меня отчисляли, в другие не брали, я проходил различные просмотры… И позволить себе сейчас выйти на площадку только из-за менеджерского статуса я не могу. Это будет некорректно по отношению к игре, по отношению к ребятам. Это мой взгляд на вещи, а он у каждого свой. Дмитрий – молодец, но у него свой путь.

- У вас в команде помимо молодых игроков есть и два опытнейших «ветерана», Никита Моргунов и Петр Самойленко. Как с ними работается?

– Можно сказать, что и они меня тренируют. Мне с ними работается отлично. У меня хороший контакт со всеми игроками. А эти ребята для меня особенно важны: через них я смотрю, что есть баскетбол. Они видели все, прошли в баскетболе все уровни, становились чемпионами Европы, а Никита побывал еще и в НБА… Поэтому я у них многому учусь. Хотя «играющими тренерами» их назвать вряд ли можно, все-таки субординация в нашей команде очень жесткая. Но при этом у нас доверительные отношения, и один-на-один они не стесняются высказывать свое мнение.

Весь сезон еще впереди. Мы только два месяца вместе. И сезон все покажет, а самое главное – он покажет проблемы. Ведь хорошая команда строится в сложных ситуациях, в проблемах, после поражений. Так что посмотрим, как команда поведет себя в раздевалке после поражения. Следующая игра у нас дома, и очень важно, как мы на нее настроимся, как наши молодые игроки переключатся…

- К слову, какие цели вы ставите перед командой в нынешнем сезоне?

– Цель – попасть в плей-офф. Но самое главное – сформировать коллектив, который сможет себя преодолеть. Всем нашим молодым игрокам, которые получили такой «аванс» – заиграть в Суперлиге, нужно очень много работать, чтобы соответствовать этому уровню. Легко выходить на замену на пять-шесть минут в хорошей команде. А вот когда от тебя уже требуют игры на результат, как я, например, требую от Дмитрий Узинского, хотя видно, что ко многому он еще не готов…

Знаете, за последние четыре года клуб тоже добился определенного потолка. Мы играли в ПБЛ, были призерами Кубка России, в прошлом сезоне завоевали «бронзу» Суперлиги… В этой лиге я могу каждый год набирать команду, которая сегодня сделает тебе результат, а завтра разбежится. Так было и у нас: Артем Забелин, Павел Громыко, Илья Сыроватко, Александр Фомин… Мы их «разыгрываем», они показывают хороший уровень, становятся востребоваными, а затем уходят в другие клубы. Так было всегда. Это такая дальневосточная специфика.

Все ребята, которые «разыгрываются» во Владивостоке, приходят к нам с «лавки» или после травмы, а здесь получают шанс и уходят. Это, может быть, и нормально, но как быть нам? Мне нужно воспитывать своих игроков, нужно оставить какое-то наследие, играть теми, кто хочет жить во Владивостоке или сам из Владивостока, такими как Даниил Соловьев, Алексей Голяхов, Дмитрий Узинский, Андрей Зверков, Юрий Митюк… Поэтому сейчас необходимо сформировать базу из молодых ребят и тех опытных игроков, которые покажут себя лидерами, чтобы строить команду на годы вперед. И я готов потратить этот год жизни клуба на воспитание себя и людей вокруг себя.

- Возможна ли ситуация, при которой Сандлер-президент будет недоволен Сандлером-тренером и, например, уволит сам себя?

– В этом сезоне нет, такой ситуации быть не может. Я не зациклен на себе и своем имидже тренера. Понятно же, что я всегда могу принять ряд селекционных решений для усиления, в этом отношении у меня есть запас прочности. Но я потеряю свою идею. Для меня важно, чтобы этот коллектив себя проявил. Например, для меня важно, чтобы Алексей Голяхов показал себя лидером. Вопрос: сможет или нет? Чтобы Даниил Соловьев показал себя игроком основы. Вопрос: сможет или нет? Если ребята себя проявят – я буду очень рад и пойду с ними дальше. Если нет – это профессиональный спорт, мы вместе будем принимать определенные решения…

Когда раньше я нанимал тренеров, в том числе и иностранных, я им ставил какие-то задачи и традиции «Спартака» требовали от них определенного уровня – им было сложно. Они наемные тренеры, от них нужен результат. И я их прекрасно понимаю. Хотя мне и хотелось бы, чтобы наши молодые игроки и тогда получали свое время. Какие-то получали, какие-то нет. Мне же это сделать проще, на мне нет такого давления. Хотя и на мне, конечно, лежит ответственность: перед своими болельщиками, перед своим городом. Но я верю в ребят и жду от них прогресса. Но если ситуация выйдет из-под контроля, возможность усиления у клуба есть. 

- Пригласите легионеров?

– Есть и хорошие российские ребята, которые на определенных условиях могут перейти в «Спартак». Они появятся по мере того, как клубы Единой лиги определятся со «скамейками» – никто ведь не хочет сидеть. С 1 декабря будут варианты. А американских игроков я не хочу рассматривать: очень низкий уровень за те деньги, которые я готов на них тратить. Сейчас многие берут по два американца, и я такую ошибку чуть не сделал, благо вовремя одумался, я лучше, например, украинца возьму.

- Часть сборов вы провели в Корее. Вариант с приглашением игроков из Азии не рассматривали?

– В азиатском регионе уровень зарплат игроков, соответвующих Суперлиге, в три раза выше, чем у нас. Все местные там играют дома. В Корее разрешен только один иностранец на площадке, так что проблем с игровой практикой у их игроков нет. Средний кореец в своем чемпионате получает от 10 000 долларов.

- То есть, после двух поражений на старте чемпионата ставка на российских игроков не будет скорректирована?

– Конечно, нет. Во-первых, селекция по-прежнему открыта. У нас в команде, по большому счету, только семь человек имеют опыт игры на уровне Суперлиги. Но иностранцев у нас точно не будет. Я жду прогресса от Соловьева, Голяхова, Нестерова, как от игроков основы. Но чтобы его дождаться, необходимо терпение. Я не жду каких-то больших свершений от молодых игроков. Да, Дмитрий Узинский не показывает стабильную игру от матча к матчу... Да, Андрей Зверков ограничен в атаке... Юрий Митюк пока не готов играть много… Будем работать, стараться развивать своих ребят. Для меня этот год – год экспериментов, я не ставлю для себя нерешаемых задач.

- В плане тренерства этот эксперимент тоже будет продолжаться?

– Я выбрал этот путь, все когда-то начинается. Я не жду быстрых свершений, я не люблю быстрые результаты. Я наслаждаюсь процессом. Тренер – это бесконечный путь совершенства, это хорошее занятие, деятельность не ограниченная временем. Как я могу сейчас заявлять о каких-то амбициях как тренера? Сегодня была только вторая моя игра в жизни. Я каждую игру допускаю какие-то ошибки. Где-то мне удается что-то донести до игроков, подсказать, найти нужный ритм, не забыть то, что хотел сделать… Но мне нужно время, чтобы понять, как это все работает, прежде всего на практике. Поэтому я и учусь, и работаю одновременно. Нам нужно определиться с теми, кто пойдет с нами на долгие годы вперед, это основная наша цель на сегодня.

- Что стало для вас, как для тренера, самым большим потрясением или открытием после первых двух матчей?

– То, что я заново узнаю команду в официальных матчах. То, что я видел на тренировках или в товарищеских играх, не соответствует увиденному в официальных матчах, как с хорошей, так и с плохой стороны. Многие вещи для игроков новые. У меня есть свои требования к игрокам в плане психологии. И ряд моментов, скажем так, психологических, которые я перед ними ставлю, ребята не соблюдают, отсюда и идут провалы. Это те моменты, которые они не считают проблемой, а я считаю. Я связываю эти моменты с провалами в игре, а они не связывают. Здесь также нужно время.

- Во время игры вы большую часть указаний даете на английском…

– Это всего лишь американская терминология, она единая во всем мире. Говорю-то я по-русски. Так получилось, что у нас все последние тренера в команде были англоязычные, и я развивался вместе с ними, выучил все термины на английском. Плюс, у меня сейчас консультант, Ненад Трайкович, тоже разговаривает по-английски. Поэтому даже без игроков-легионеров мы используем эти термины: это наша работа, это универсальный язык баскетбола. Мой помошник Эдуард Рауд, например, иногда уже не может объяснить упражнение на русском, за что я его и встряхиваю…

- Решение отправить на первую игру Кубка России в Тобольск молодежную команду – это проявление вашего отношения к турниру или простое стечение обстоятельств?

– Ситуация сложилась так, что, во-первых, я не верю в «слепую» жеребьевку, которая два раза подряд отправляет нас в Тобольск. Где проводилась жеребьевка плей-офф Кубка России? Я ее не видел… Невозможно два раза подряд при таком количестве команд «случайной» жеребьевкой попасть в Тобольск. Я вижу в этом спланированный ход: мою команду отправляют туда, куда из Владивостока добираться сорок часов. И это – перед важной для нас первой игрой в Суперлиге с «Россией»  (тогда мы еще не знали, что она проводится вне зачета чемпионата)...

Обе команды, и «Спартак», и «Нефтехимик», запросили в РФБ перенос, причем он был выгоден команде из Тобольска, которая хотела провести две игры во Владивостоке. Мы написали соответствующее письмо в Федерацию, но нам отказали. И я принял решение отправить в Тобольск молодежную команду. Мы имеем право принять любое решение. Клуб заплатил в Федерацию все необходимые взносы за Кубок, а играть нам в нем или нет – это наше решение. И не думаю, что я должен за него перед кем-то отчитываться.

По-моему, Федерации это не понравилось, и они решили отомстить клубу очень оригинальным способом: исключить из заявки ДЮБЛ двух игроков 2000 года рождения. Обьясню: в ДЮБЛ нельзя заявить игроков младше 1999 г.р., но у меня есть два очень талантливых парня 2000-го года, и так как мы географически очень далеко, у них нет нормальной практики в ДВФО, и я попросил президента РФБ сделать для них исключение, что вполне логично. Юлия Аникеева нас поддержала, так как понимает важность момента, и ребят заявили, прислали нам паспорт команды с наличием этих игроков. И вот после кубковой игры нам позвонили и сказали, что произошла техническая ошибка, и выслали новый паспорт команды – уже без этих игроков. И я уверен, что президент Федерации не знает об этом беспределе, она бы такого не допустила. Отыгрываться на детях – это верх безумия, так мы никогда никого не воспитаем.

- Результат этой игры, такое крупное поражение (43:96), вас удивил?

– Нет. Там играла наша команда ДЮБЛ, 16-17-летние ребята. И они получили огромное удовольствие от игры. 

Фото: БК «Самара» и РФБ 

Разработано совместно с Ext-Joom.com

Разработано jtemplate модули Joomla

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

Разработано совместно с Ext-Joom.com